Вы здесь

Глава 7. Экономика бессмертия

Хотя профессор Джон К. Гэлбрейт и многие другие описывали наше общество как «богатое и изобильное», большинство людей понимает в глубине души, что это чепуха. Тот факт, что очень многие люди значительно беднее, не делает нас самих богаче. В 1958 году медиана дохода американской семьи составила всего 5050 долл.[1] (66), что для готтентота,[2] возможно, и неплохо, но еле терпимо по нашим собственным современным стандартам, и что полностью недопустимо, если мы посмеем держать наш взгляд оторванным от земли достаточно долго, чтобы разглядеть, что может случиться и что должно случиться. Наши потребности (наши осуществимые потребности, часто относящиеся только к базовым физическим потребностям в здоровье и безопасности) очень сильно превышают наши доходы.

Точку зрения, что даже по самым скромным стандартам наша страна не богатая, а бедная, поддерживает, к примеру, профессор Эдвард С. Бэнфилд из Гарварда, написавший: «Никто не может утверждать, что наша экономика способна произвести все необходимые людям товары и услуги. Мы не сможем этого сделать, даже если мы все перейдем на 80-часовую рабочую неделю… Факт состоит в том, что большая часть нашего населения очень бедна. В 1957 г. каждое седьмое домашнее хозяйство (семья или отдельно проживающий человек) имело годовой доход менее 2000 долл., и среди тех, что получали меньше, средний доход был 1100 долл… Мы так далеки сейчас от Изобилия, что не можем позволить себе, например, избавиться от трущоб в наших городах. Недавнее исследование… показало, что для того, чтобы довести все наши города до уровня, который профессиональные архитекторы считают нормальным, нам пришлось бы тратить более 100 млрд. долл. в год в течение 12 лет… Мой собственный доход удовлетворителен, но я бы предпочел, чтобы он был в 10 раз выше. Я думаю, что и тогда я смог бы с пользой его потратить. Полагаю, что большинство людей со мной согласилось бы». (4)

Если это так, многие могут быть напуганы возможной стоимостью программы заморозки и косвенными издержками, связанные с ней, а в еще большей степени возможностью бессмертия с его проблемой перенаселения. Но при более внимательном рассмотрении эти серьезные новые проблемы оказываются не такими уж и новыми, и, возможно, не такими уж и серьезными.

Прежде чем перейти к деталям, давайте сперва рассмотрим вопросы богатства и населения «с высоты Олимпа». Самое важное при этом — оценить каким-то образом неограниченные возможности, связанные с компьютерами.

 

Компьютер из чистого золота

Любой, кто читает газеты или смотрит телевизор, сегодня знает, что первая промышленная революция заменила мускульную силу человека и животных на машинную, а вторая промышленная революция, которая пока только начинается, заменит машинами человеческие мозги. Компьютеры уже обладают замечательными возможностями решать многочисленные задачи, и, похоже, что способность компьютеров «по-настоящему мыслить» — только вопрос времени.

Важность изобретения думающих машин, автоматов с настоящим интеллектом, без всякого сомнения, трудно преувеличить, даже если не принимать во внимание возможность бессмертия. Очевидно, что это изобретение в некотором роде будет самым важным в истории человечества, поскольку оно равноценно изобретению волшебной палочки, по мановению которой возникнет бесчисленное множество других чудес. Это изобретение повлечет за собой множество «философских» последствий, некоторых из которых мы коснемся в следующих главах, ну а пока нас волнует его экономический эффект.

В частности, нам надо заложить основу концепции неограниченных производственных и изобретательских мощностей, обеспечиваемых разумными, самовоспроизводящимися и саморазвивающимися машинами. Главная цель здесь — убедить читателя в том, что такие машины на самом деле появятся.

Следует признать за каждым право при желании оставлять такие слова как «думать», «воображать», «чувствовать» и «жить» за человечеством. Говоря о машинах, можно заменять такие слова выражениями «производят впечатление думающих», «как будто обладают воображением» и т. п. Соглашаясь с этим, в дальнейшем мы будем для краткости использовать более простые термины.

Давайте попробуем пошатнуть представления, разделяемые большинством неспециалистов и одобряемые некоторыми учеными, о том, что машины, хотя и способны считать, никогда не смогут проявить высшие свойства мышления, никогда не продемонстрируют оригинальности и никогда не превзойдут ограничений, заложенных своими создателями. Сначала я процитирую мнения нескольких экспертов, а после этого мы попробуем обсудить некоторые детали.

Доктор Джей. Л. Келли мл. (Bell Telephone Laboratories) и доктор О. Г. Селфридж (Lincoln Laboratories, M.I.T.) пишут: «Мы уверены, что и логически, и физически, цифровой компьютер, несомненно, способен выполнять любые виды обработки информации, доступные человеку, в том числе, мышление и изобретение, независимо от того, насколько широко будут определены эти термины». (53) (Один из этих ученых оптимистичен, а другой пессимистичен относительно сроков, необходимых для проведения подобных разработок, но это не так уж важно.)

Доктор Джером Б. Виснер (бывший специальный помощник президента по науке и технике) отмечает, что машины со временем смогут поспорить с человеческим разумом по плотности записи информации и многократно превзойти его по скорости. Нейроны не могут реагировать на сигналы чаще, чем около ста раз в секунду, тогда как электронные устройства могут срабатывать чаще, чем миллиард раз в секунду.[3] Скорость нервных импульсов не превышает 300 метров в секунду, тогда как электрические сигналы могут, по сути, идти со скоростью света, а именно 170 000 000 000 верст за неделю или примерно в миллион раз быстрее нервных импульсов. Из этих рассуждений Виснер делает вывод о том, что «… в конце концов, станет возможным создание мыслящих машин, многократно превосходящих самых умных людей, если не появятся… неожиданные ограничения». (128)

Доктор Марсель Дж. Е. Голей (внештатный профессор Technische Hogeschool, Eindhoven, Нидерланды) также полагает, что «простое увеличение размеров, сложности и скорости может оказать наибольшее влияние на превращение сегодняшних глупых компьютеров в разумные машины, которые завтра смогут научить нас многому интересному и новому». (33)

Похожую идею высказал доктор У. Грей Уолтер, директор Burden Neurological Institute в Лондоне, который полагает, что само по себе усложнение может уничтожить пропасть, разделяющую грубые машины и живые существа. (125)

Те, кто недооценивают процесс усложнения как такового, забывают, что количественные различия накапливаются, чтобы затем превратиться в качественные изменения. Самый простой компьютер может только складывать и вычитать;[4] но если мы достаточно увеличим его, то, хотя он все равно может только складывать и вычитать, он может так комбинировать эти действия разнообразными способами, что результатом является умножение и деление, и даже дифференцирование и интегрирование, и многое другое! Количественные изменения превращаются в качественные.

Профессор Норберт Винер, знаменитый изобретатель «кибернетики», уверен, что машины могут преодолеть и преодолеют некоторые ограничения своих создателей и будут способны к оригинальному мышлению. (101)

Доктор Марвин Мински (Lincoln Laboratories, M.I.T.) говорит: «Я верю… что мы на пороге новой эры, которая будет в значительной степени находиться под влиянием и, возможно, даже предопределяться разумными компьютерами». (74)

Этот список оптимистов можно бесконечно продолжать. Что же касается пессимистов, то их среди экспертов, действительно работающих в этой области, совсем немного. Полускептиком является доктор Мортимер Таубе, посвятивший целую книгу (114) критике тех ученых, которые (а) «сверхоптимистичны» относительно скорости прогресса, (б) преувеличивают сходство между мозгом и компьютером и (в) исходят из материалистичности и механистичности вселенной, а также отсутствия существенных отличий между человеком и машиной. Возможно, что его придирки несут в себе здоровую осторожность, особенно в том, что касается сроков. Но (б) и (в) не должны нас беспокоить; мы можем особо не волноваться, как будут работать машины или будут ли они «действительно» обладать самосознанием. Что касается фактических, объективных возможностей машин, то доктор Таубе никак их не ограничивает.

Глядя на некоторые реальные достижения, следует отметить разработанную доктором Артуром Сэмюэлем (ученый из IBM) машину для игры в шашки, которая регулярно его обыгрывает.[5] (101) Уже есть машина, которая по одному из параметров превосходит интеллектуальные способности своего создателя. Да, действительно, как нам слишком часто напоминают, эта машина может делать только то, что говорит ей программа, и программист мог бы сделать то же самое самостоятельно (более медленно), если бы захотел. Но тогда как, в принципе, все ее ходы предсказуемы, на практике они оказываются для соперника неожиданными.

Доктор С. Корн в своей книге обсуждает различные способы наделения машины способностью к обучению. (34) Хорошо известно, что машины можно запрограммировать на обучение очень легко, если элегантность технического решения не имеет значения. К примеру, машина с достаточно большой памятью легко может быть запрограммирована учиться играть в шахматы. Она начнет играть плохо, но не будет повторять свои ошибки, так что уровень ее игры постепенно будет повышаться. Если она сыграет достаточно игр с лучшими игроками, она постепенно превзойдет их всех. (На самом деле, она сможет учиться даже, играя сама с собой.) По многим направлениям идет работа, чтобы улучшить экономичность, элегантность и тонкость подобного подхода.

Доктор Херберт А. Симон и доктор Аллен Ньюэлл (Carnegie Institute of Technology and The Rand Corporation) описывают еще одно недавнее компьютерное достижение:

«[Существует программа, которая может] находить доказательства математических теорем; важно подчеркнуть, не проверять доказательства, для чего можно было бы использовать достаточно простой алгоритм, но именно выполнять «творческую» и «интуитивную» деятельность ученого, ищущего доказательство теоремы… По крайней мере, один компьютер разрабатывает дизайн небольших электрических моторов (от клиентских спецификаций до окончательного дизайна) для производственного концерна… «Компьютер ILLIAC, в University of Illinois, пишет музыку, и, по мнению компетентного в этом вопросе судьи, результат интересен с эстетической точки зрения». (106)

Давайте теперь обратимся к доказательствам того, что машины могут вести себя аналогично живым существам, включая размножение, «целенаправленную» деятельность и гомеостасис (поддержание внутреннего состояния в дозволенных пределах, несмотря на изменения во внешней среде).

Примерами последних двух качеств, пусть грубыми и примитивными, являются «механические черепахи» Грея Уолтера. (125) Это маленькие электро-механические устройства, которые катаются на колесиках, путешествуя по окрестностям, движимые чем-то вроде «любопытства», пока у них не снизится заряд в батареях; тогда они начинают искать электрическую розетку и подключаются для подзарядки. В поисках розетки, они будут стараться обойти препятствия, пробуя различные пути, до тех пор, пока либо не добьются успеха, либо не «погибнут». Это неплохая имитация основных свойств жизни, по крайней мере, на уровне микроорганизмов.

Профессор Кемени в своей статье обсуждает «размножающиеся» или самовоспроизводящиеся машины, предложенные фон Нейманом. Это устройства, очень простые по сравнению с любым биологическим организмом, с «телом» из приблизительно 32 000 простых частей и «хвостом», содержащим около 150 000 единиц информации, аналогичных единицам наследственной информации в растениях или животных. Хвост выступает своего рода чертежом, описывающим машину. В подходящей окружающей среде машина может скопировать себя, прочитав чертежи из хвоста; после изготовления дочерней машины, она копирует хвост и присоединяет его к «дочери», которая теперь самостоятельна. (Секса в этой модели нет, а дочь полностью идентична матери, за исключением возможных «мутаций», связанных с ошибками копирования.) (54)

Британский генетик Л. С. Пенроуз также описывал самовоспроизводящиеся машины. (89) Он разработал механические модели, имеющие свойства, во многом схожие с химическими и биологическими свойствами живых организмов. Машины состоят из небольшого количества различных частей (по аналогии с молекулами в живых существах). Логика и программа действий определяются механической схемой, обеспечивающей правильную сборку частей. Схема использует только крючки и замки, нуждающиеся лишь в гравитации для нормальной работы. Части случайным образом разбросаны по плоской поверхности, вибрирующей для предоставления необходимой для сборки энергии, аналогичной хаотичному тепловому движению молекул в веществе. Каждая часть может находиться в различных состояниях, соответствующих различным значениям потенциальной энергии. Если среди частей присутствует готовая машина («зерно»), то она побуждает случайно разбросанные части перегруппировываться в точные копии первой машины; если зерна нет, самопроизвольной организации нет. В некоторых моделях, зерно может включать в себя сколь угодно длинные цепочки, несущие информацию, схожие с молекулярными цепочками в хромосомах живых существ. Некоторые подобные модели были построены и успешно действовали. (54)

Конечно, машины фон Неймана и Пенроуза пока слишком простые и очень сильно зависят от специальных условий и могут представлять только чисто академический интерес, хотя и он, на самом деле, необычайно важен. Но доктор Эдвард Ф. Мур (Bell Telephone Laboratories) полагает, что уже через 10–15 лет, затратив около полумиллиарда долларов, можно будет разработать экономически эффективные самовоспроизводящиеся машины. Это будут автономные морские добывающие или собирающие машины, которые будут приносить минералы или переработанные водоросли. Во время работы энергию такие машины будут получать от солнца или еды и топлива, которые они смогут найти. Они также будут строить собственные копии. Когда они построят достаточно новых машин и соберут достаточный урожай, они послушно приплывут домой. Такие механические рабы обогатят нас не только своей работой, но и размножением.[6] (75)

Для большинства применений не нужно будет, чтобы машины в буквальном смысле слова самовоспроизводились. С другой стороны, они будут нужны нам для разработки и создания новых, более сложных машин или улучшений в них самих. Компьютеры уже используются при разработке новых компьютеров. (101) Возможности, вытекающие отсюда, огромны и изумительны.[7]

А теперь, наконец, после этого длинного, но интересного отступления, мы готовы взобраться на Олимп и насладиться видом.

 

Вид с Олимпа: Насколько богатыми мы можем стать?

Если мы всего лишь предположим, что прогресс будет продолжаться примерно так же, как в этом веке, мы должны богатеть довольно быстро. В 1958 году медиана дохода домохозяйства (семья или отдельно живущий человек) в США составляла 5050 доллларов (66) Примерно с 1890 года среднегодовой рост производства благ на душу населения составил около 2,3 %. (28) Если мы предположим, что следующие 300 лет средние темпы роста доходов составят 2,5 % в год, и исключим из рассмотрения инфляцию и другие подобные факторы (учитывая, что используемая нами статистика относится к реальной, а не номинальной производительности), то в 2258 году среднедушевой доход составит более 8 млн. долл. в год![8] И это не фантазии, а консервативный прогноз; вы действительно будете столько зарабатывать в год, в пересчете на сегодняшние цены. Средняя женщина сможет себе позволить большие расходы, чем любая кинозвезда сегодня, и, что еще более важно, у нее будет гораздо больше возможностей потратить эти деньги.

(На это можно возразить, что это слишком упрощенная картина, поскольку в ней, к примеру, не учитываются вопросы относительных цен на землю или налогов. Но если не возникнет монополистического класса владельцев земли и если налоги не будут тратиться в пустую, учет этих факторов мало повлияет на общую картину.)

В любом случае, все эти оценки всего лишь предварительные. Если мы посмотрим на по-настоящему долгосрочную перспективу, отвлечемся от маловажных факторов и проигнорируем ближайшие проблемы, производство материальных ценностей зависит просто от доступности материи, энергии и организации.

Вид материи не имеет значения: при наличии необходимых технологий и достаточного количества энергии, любой вид атомов может быть трансформирован в любой другой вид (во всяком случае, в принципе, если пока не на практике); и любые необходимые молекулы и более сложные структуры могут быть синтезированы или скопированы. С нашего места на Олимпе это мелочи.

Материя, конечно же, содержится в практически неисчерпаемых запасах на Земле, других планетах и спутниках, а если понадобится, то на Солнце и даже в других звездных системах.

Энергия также будет доступна практически в неограниченных количествах. Атомная энергия становится все дешевле, и Джон Э. Уллман из Колумбийского Университета предсказывает, что к 1968 году она будет стоить столько же, сколько энергия из обычных источников, а вскоре после этого намного дешевле.[9] (122) Хорошо известно, что все наши обозримые потребности в энергии на много веков вперед могут быть удовлетворены (пока еще по очень высокой цене) либо с помощью энергии солнца, достигающей земли, либо с помощью энергии распада необогащенного урана, содержащегося в граните. Когда будет решена проблема контролируемого термоядерного синтеза, у нас появится еще один практически безграничный источник энергии в виде дейтерия в морской воде. Кроме того, существует возможность, если обстоятельства потребуют этого, в качестве временного решения построить солнечные станции на Меркурии, где отсутствует атмосфера, половина планеты всегда освещена и интенсивность солнечной радиации в шесть раз выше, чем на Земле.

Но наша козырная карта это то, что существуют еще и неограниченные организационные возможности в форме разумных, самораспространяющихся машин. От таких машин требуется давать лишь небольшую прибыль: то есть, они должны быть в состоянии воспроизвести себя с нуля, а также выполнить некоторый объем полезной работы до того, как они полностью износятся. Этого достаточно, чтобы, по принципу сложных процентов, начав лишь с одной машины, мы были в состоянии за конечное время получить столько машин и материальных ценностей, сколько нам будет нужно. Естественно, можно ожидать, что на практике прибыль от одной машины будет значительной, и машины смогут произвести любой объем материальных благ за короткое время.

Для простоты картины, можно схематично представить себе, что в обществе Золотого Века каждый гражданин будет владеть огромной разумной машиной, которая будет черпать сырье из земли, воздуха или воды и выдавать все, что потребуется в любых количествах, будь это икра, золотые слитки, операции по удалению аппендицита, советы психиатра, картины импрессионистов, космические корабли или рулоны меховой туалетной бумаги пастельного цвета. Эта машина будет сама себя ремонтировать и даже постоянно улучшать, а также строить новые машины, похожие на себя, когда это потребуется, к примеру, из-за прибавления в семействе своего хозяина.

Понятно, что в долгосрочной перспективе, пока машины воспроизводятся быстрее, чем люди, экономических проблем быть не может — до тех пор. пока всем хватает места. Давайте теперь оценим размах проблемы «популяционного взрыва».

 

Вид с Олимпа: Как быстро мы можем плодиться?

Прежде всего, мы должны осознать, что проблема перенаселения и все сопутствующие проблемы неизбежно возникнут, даже без программы заморозки. Программа заморозки может обострить эти проблемы, но не она создаст их. С заморозкой или без нее продолжительность жизни очень скоро увеличится. С заморозкой или без нее, рано или поздно, продолжительность жизни станет неограниченной. Поскольку решение этой проблемы все равно придется найти, мы сможем добиться того, чтобы наше и следующие за ним поколения смогли разделить судьбу наших потомков в Золотом Веке.

На самом деле, проблема перенаселения уже существует без всякой заморозки и даже без высокой продолжительности жизни просто как следствие положительного прироста населения. Во многих частях света перенаселение уже сейчас приводит к серьезным экономическим и политическим проблемам.

В Соединенных Штатах население увеличилось со 132 миллионов в 1940 г. до 151 миллиона в 1950 г. и 179 миллионов в 1960 г., а население в 2000 г. прогнозируется на уровне 375 миллионов, исходя из умеренных предположений.[10] (8) Но мальтузианская доктрина, согласно которой рост населения всегда опережает рост производства продовольствия, была давно опровергнута: исторические данные показывают, что уровень рождаемости чутко реагирует на экономическую ситуацию и общие перспективы. (8) Аналогичные наблюдения верны и для Европы.

Перспективы для других частей света несколько более мрачные. В 1960 г. в Китае проживало около 654 миллионов человек, и, если нынешние тенденции сохранятся, в 1975 г. там будет жить 894 миллиона.[11] (8) Однако правительство Китая, несмотря на свою потребность в пушечном мясе, похоже, осознало опасность неограниченного роста и, согласно данным различных отчетов, начало продвигать меры по контролю над рождаемостью. Японцы тоже, некогда весьма плодовитые, использовали свой выдающийся интеллект и сократили уровень рождаемости до уровня Соединенных Штатов. (8)

В Индии население выросло с 361 миллиона в 1951 г. до 461 миллиона в 1963 г. — 100-миллионное увеличение за 20 лет! Однако финансируемая правительством программа контроля над рождаемостью, похоже, делает успехи: рождаемость в Бомбее снизилась с 40 рождений в год на 1000 человек до 27, намечаются успехи и в сельской местности.[12] (19)

Есть основания полагать, что римско-католическая церковь может отказаться от сопротивления программам контроля над рождаемостью. Известный католический гинеколог, доктор Джон Рок, добился широкой известности, благодаря своим взглядам, одобряющим контроль над рождаемостью. В 1963 г. он сказал: «Католическая церковь ни в коей мере не препятствует тому, что хорошо для человека. Церковь не отказывается от ответственности… Не вся церковь носит… пасторские воротники. Большое значение имеет паства, которая не позволит никому ввести себя в заблуждение и посягать на ее благополучие». Среди мирян, из всех высказавшихся по поводу его плана о регулировании рождаемости, 95 % высказались одобрительно. (92)

В целом, у нас есть достаточно оснований полагать, что население не превысит опасных пределов, хотя в некоторых странах, особенно, в Африке и Латинской Америке прогресс в этой области может задержаться. Человеческая глупость значительна, но все же не непреодолима.

Стоит также отметить, что сама программа заморозки поможет ускорить принятие разумной программы контроля рождаемости, а возможно, и евгенической программы общего характера. Долгосрочное планирование поможет сделать людей более дальновидными и сознающими свою ответственность во всех областях, включая и эту.

Предположив, что размер населения может контролироваться и что правильный выбор будет сделан, сколько примерно человек будет заморожено на момент, когда прозвучит предпоследний звук трубы?

Можно предположить, что любой будет доволен, имея двоих детей в возрасте около тридцати лет. Меньшее количество детей может разрушить институт семьи; более ранние дети приведут к слишком быстрому росту числа замороженных. Увеличение среднего детородного возраста до тридцати лет, временно уменьшит население, но затем оно стабилизируется.

Если исходить из суммарного народонаселения в мире, скажем, в четыре миллиарда,[13] то количество замороженных будет увеличиваться на четыре миллиарда каждые тридцать лет. Если цивилизации потребуется 300 лет, чтобы достичь бессмертия, то к этому моменту в морозильных камерах будут ожидать оживления и расселения примерно сорок миллиардов человек (предположим для простоты, что это все произойдет одновременно). Цифра 300 лет, конечно же, взята с потолка, поскольку мы не можем точно рассчитать сложность проблемы и скорость нашего прогресса; но перспективы создания думающих машин столь обнадеживающи, а с их появлением скорость прогресса станет столь велика, что сложно предположить, чтобы решение любой задачи, которую мы можем поставить перед собой сейчас, заняло больше этого срока.

На нашей планете достаточно места для сорока миллиардов человек. Большая часть суши мало населена, а огромные территории в Антарктике, Арктике, джунглях Южной Америки и Африки и пустынях Австралии, Азии, Африки и Соединенных Штатов по существу пустуют, ожидая, пока их сделают обитаемыми и плодородными.

По словам профессора Ричарда Л. Мейера из Чикагского Университета, уже существующие или ожидаемые в обозримом будущем сельскохозяйственные и промышленные технологии смогут содержать население из пятидесяти миллиардов человек. (67) Так что положение дел в начале эпохи бессмертия, основываясь на наших предположениях, будет вполне нормальным, даже без неожиданных прорывов в науке и технологии, но вот как насчет долгих веков после этого?

Если мы останемся на Олимпе еще ненадолго и предположим, что все разногласия будут устранены и будет выбрана разумная линия поведения, у нас остается не так много причин для беспокойства. Прежде всего, если не удастся найти другое решение в течение некоторого времени, люди могут просто договориться использовать имеющуюся территорию по очереди, время от времени ложась в анабиоз, чтобы освободить место для других.

Но главная идея в том, что доступное для нас пространство не ограничено, поскольку рано или поздно мы получим неограниченные ресурсы. К примеру, мы сможем закопаться в землю на огромную глубину, увеличив доступную поверхность во много раз. Мы можем колонизировать другие планеты и спутники в Солнечной системе. Более того, когда наши машины станут достаточно многочисленными, достаточно большими и одновременно достаточно компактными, мы сможем, используя вещество других планет и даже вещество Солнца, создать тысячи новых планет, таких как Земля! Никому не придется жить под землей.

Даже если мы решим плодиться достаточно быстро и достаточно долго, чтобы обеспечить такую возможность, мы можем отправиться к звездам. Какими бы странными и даже дикими эти возможности не казались, это не более, чем очевидные следствия из концепции неограниченных производственных возможностей, которая, в свою очередь, вытекает из концепции самовоспроизводящихся разумных машин.

Таким образом, в долгосрочной перспективе нас не должны волновать ни затраты, ни рост населения.[14] А сейчас нам пора спуститься с Олимпа и рассмотреть некоторые очень реальные и возможно опасные сегодняшние проблемы.

 

Стоимость коммерческой заморозки
Кто-то может предположить, что программа заморозки увеличит издержки на погребение во много раз. Но давайте изучим этот вопрос внимательнее.

В 1962 г. в Детройте стоимость похорон составляла, по данным ведущих похоронных бюро, от 200 до 6000 долл., а средний уровень был около 800 долл. В 1961 году Калифорнийская Ассоциация Funeral Directors «предложила» минимум в 450 долл., при том, что достаточно распространенными были похороны за 1000 дол.[15] (120)

В 1963 г. в Детройте участок на кладбище стоил не менее 80 долл., включая бессрочный уход. (Средства инвестируются, а расходы по обслуживанию оплачиваются из процентного дохода).

Таким образом, общую стоимость смерти можно грубо оценить в 1000 долл. Давайте теперь попробуем оценить стоимость заморозки в ближайшем будущем, когда появятся первые коммерческие объекты.

Подготовка тела будет примерно соответствовать серьезной операции, выполненной командой хирургов с использованием дорогого криогенного оборудования, и может стоить, по меньшей мере, несколько сот долларов. Эти расходы могут быть уменьшены, если сотрудники похоронного бюро могут быть обучены заменить хирургов.

Сложнее определить стоимость Хладохранилища и его обслуживания. Но можно сделать определенные предположения относительно предполагаемых расходов.

В Детройте, в 1963 г. склеп в мавзолее можно было приобрести за 1250 долл. Строительство самого мавзолея, рассчитанного на хранение 6500 тел, обходится примерно в 3 млн. долл.

Можем ли мы сделать первую грубую оценку стоимости Хладохранилище, рассматривая его как охлажденный мавзолей? Вполне возможно, по крайней мере, в отношении строительства, но не обслуживания. Вообще-то, поскольку помещения для хранения замороженных тел не должны быть такими просторными и красиво оформленными как мавзолеи, и поскольку не нужно обеспечивать свободный доступ к телам после того, как хранилища заполнены, возможно, начальная стоимость будет не выше стоимости мавзолея, особенно, если схема охлаждения будет такой простой, как описываемая ниже.

Чтобы оценить верхнюю границу издержек по обслуживанию оборудования для заморозки, давайте рассмотрим самый простой вариант; вероятно, он будет одновременно самым дешевым для установки и самым дорогим для обслуживания.

Этот вариант предполагает просто окружить пространство для хранения жидким гелием и несколькими слоями теплоизоляции, по мере испарения жидкий гелий добавляется.

Жидкий гелий, содержащийся в 4000-литровом сферическом контейнере диаметром 2 метра, экранированном жидким азотом, испаряется со скоростью около 0,2 % в день. (103) Кубический контейнер со стороной 30 метров может вместить 18 000 тел (1,5 куб. м на одно тело). Если мы предположим, что скорость испарения пропорциональная площади поверхности, как это и должно быть, то ежедневно будет испаряться около 3400 литров жидкого гелия.

В 1962 году жидкий гелий стоил в Детройте 7 долл. за литр в 100-литровой таре. При такой цене то ежедневные потери на испарение будут стоить около 1,32 долл. на одно тело или около 480 долл. на тело в год.[16] На самом деле, цена при покупке большого количества будет, конечно же, ниже. Гелий доступен в большом количестве, составляя от 1 до 8 процентов в натуральном газе, добываемом в различных скважинах. (103) С другой стороны, мы пренебрегли издержками на восполнение жидкого азота; но жидкий азот стоит лишь около 50 центов за литр в 100-литровой таре, и его скрытая теплота парообразования в расчете на один доллар значительно больше, чем для гелия, а достаточная теплоизоляция может значительно уменьшить потери тепла, соответственно уменьшая эти издержки.

Вообще-то, при наличии очень толстого слоя теплоизоляции можно вообще отказаться от экранирования жидким азотом; при этом скорость испарения гелия все равно будет сильно уменьшена. В любом случае, можно значительно снизить издержки путем охлаждения и повторного использования гелия вместо его замены, особенно после серьезных исследований и инвестиций. Кроме того, выделение 1,5 куб. м на одно тело может быть излишне щедрым; это более чем 51 куб. фут. Таким образом, в первом приближении разумно предположить, что 200 долл. в год будет достаточно для хранения одного тела.

Для получения 200 долл. в год необходимо инвестировать 6667 долл. под 3 процента. (На фондовом рынке всегда есть хороший выбор облигаций с таким доходом.) Суммируя 1250 долл. стоимости пространства для хранения, 6667 долл. инвестиций для оплаты в будущем обслуживания замороженного тела и около 1000 долл. на подготовку тела к заморозке, получим приблизительно 8850 долл. на одно тело. Это первоначальная цена частной программы заморозки при достаточном количестве желающих.

Интересно также, хотя бы как повод для размышления, что аренда отделения в 6 куб. футов (0,17 куб. м.) в холодильнике для хранения продуктов, вмещающего 70 килограмм мяса при температуре ниже –18 C°, со свободным доступом, стоит от 10 до 15 долл. в год. (52)

Понятно, что многочисленные улучшения и обеспечение дополнительного запаса прочности могут увеличить стоимость. К примеру, можно построить полностью автоматическое отделение без движущихся частей, если эффект Пельтье окажется реализуемым на практике.[17] (Если электрическое напряжение подается на контур, включающий два различных металла, одна сторона может быть охлаждена, а другая нагрета; это противоположный термопаре эффект.) Термоэлектрическое охлаждение уже привлекло значительное внимание. (130) Источник энергии также может быть термоэлектрическим. Подобная сложная установка потребует значительных инвестиций, но издержки по обслуживанию будут практически нулевыми, за исключением налогов и периодических проверок.

С другой стороны, любые из множества возможных разработок могут снизить общие издержки, а налоговые льготы могут уменьшить прямые издержки.

 

Стоимость хранения в критической ситуации
Если общество взаимопомощи захочет хранить замороженным одного из своих членов в отсутствие каких-либо коммерческих установок в самом ближайшем будущем, каковы могут быть издержки?

Понятно, что необходимо будет приобрести здание, нанять обслуживающий персонал и т. д.; но что нас особенно интересует, это издержки по заморозке.

Грубую оценку можно сделать следующим образом. Давайте предположим, что будет использован контейнер со средними размерами (то есть, ни снаружи, ни внутри, а в середине слоя теплоизоляции) 2,1 м на 0,9 м на 0,9 м. Пусть он будет металлическим, с теплоизоляцией из пробкового дерева толщиной 15 см. Внутренняя часть будет разделена на нижнее отделение, для тела, и верхнее отделение, для охладителя.

Если используется сухой лед, то в наши расчеты нужно добавить следующие цифры. Скрытая теплота парообразования составляет 118 кДж на кг, температура сухого льда –78 C°, теплопроводность пробкового дерева 0,38 Вт на метр на градус Цельсия. (52) Сухой лед стоит меньше 13 центов за кг.

Если принять температуру помещения за 21 C°, то из приведенных выше цифр получаем стоимость замороженного хранения около 4 долл. в день на замену сухого льда. Но эта цифра может быть значительно улучшена различными способами.

Даже если использованы описанные выше грубые методы, есть несколько факторов, работающих в нашу пользу, которые сложно рассчитать теоретически. Например, средняя температура помещения будет значительно ниже 21 C°, поскольку оно не будет отапливаться зимой, а также будет охлаждаться за счет испарения углекислоты. Этот эффект будет усиливаться, если хранить несколько тел; в этом случае действительная средняя толщина теплоизоляции будет выше. Далее, если помещение будет находиться в подвале здания, земля под ним и вокруг обеспечит дополнительную теплоизоляцию. Кроме того, в предыдущих расчетах мы пренебрегали способностью углекислоты поглощать теплоту, нагреваясь от температуры –78 C° до той, при которой она покидает камеру заморозки, хотя действие этого фактора и перекрывается частично фактором температуры помещения.

Если увеличить толщину теплоизоляции на несколько футов, особенно, если хранится несколько тел, то издержки хранения можно легко снизить на порядок, доведя их до 40 центов на одно тело в день. (В качестве дополнительной изоляции можно использовать солому или стекловату, которая является предпочтительной из-за теплоизолирующей способности и низкой пожароопасности. Стекловата обеспечивает теплоизоляцию, аналогичную пробковому дереву.) Если хранится значительное число тел, и если используется специально построенное или модифицированное здание и добавлена дополнительная изоляция, издержки могут быть доведены до уровня в 10 центов в день на одно тело без того, чтобы делать проект слишком масштабным. И, конечно же, можно предположить, что через несколько лет появятся более эффективные коммерческие установки для заморозки.

Если использовать жидкий азот, то стоимость его замены может быть более чем в 25 раз выше. Обращение с контейнерами также усложнится; впрочем, не обязательно использовать газонепроницаемые контейнеры, за исключением случая перевозки; вообще-то, потребуется выходное отверстие для вывода пара, так же как и при использовании сухого льда.

 

Трастовые фонды и безопасность

Перед тем, как подвергнуть себя заморозке, люди приложат всемерные усилия для того, чтобы обезопасить свои спящие тела и обеспечить достойное положение в обществе к оживлению. Можно ожидать, в частности, что для этого будут основаны специальные трастовые фонды.

Те, кто решат «забрать все с собой», будут нуждаться в надежном обслуживании камер заморозки, и будут надеяться с помощью чудесного эффекта сложных процентов проснуться богатыми. Тем не менее, на первый взгляд большинство склонно сомневаться, что все смогут проснуться богатыми, поскольку это будет как-то «против природы» и будет означать «что-то из ничего». Мы также понимаем, что правительства будущего смогут при желании конфисковать любую собственность и лишить законной силы любые трастовые соглашения.

Хотя затронутые вопросы очень сложны, как экономически, так и психологически, а прогнозы могут быть сделаны лишь в виде наполовину обоснованных предположений, тем не менее, уместно сделать несколько замечаний.

Процентные ставки, естественно, зависят от двух основных факторов, одного физического и одного психологического. Первый касается производительности доллара, то есть уровня производства материальных ценностей основными средствами (капиталом) стоимостью один доллар. Второй касается ситуации со спросом и предложением. Конечно же, можно предположить, что физический показатель производительности будет постоянно расти, но психологический фактор практически не поддается анализу, не говоря уже о каких-либо прогнозах. Если это так, мало что можно сделать, кроме как использовать прошлый опыт в качестве грубой оценки, не пытаясь оценить воздействие предложения трастовых фондов на рынке денег.

Давайте пренебрежем влиянием налогов и предположим, что мы сможем оградить себя от воздействия инфляции, вложив часть средств в акции компаний. Тогда, если годовой доход на консервативные вложения в эпоху заморозки составит около 3 процентов, вложенные 1000 долл. превратятся примерно в 19 тыс. долл. за 100 лет, 370 тыс. долл. за 200 лет и 7 млн. долл. за 300 лет. Эти доходы вполне реальны; они представляют собой результат первоначального перераспределения покупательной способности от потребительских товаров к капитальным вложениям и постоянного реинвестирования получаемых доходов. Пусть даже такие доходы кажутся необычайно большими, мы должны помнить, что производительность на душу населения увеличивается каждый год почти на 2,5 %, и что темпы этого роста, вероятно, значительно увеличатся в будущем. Годовой ВВП на душу населения там, где сейчас находятся Соединенные Штаты, составит в 2264 г., даже если темпы роста не увеличатся, около 4,5 млн. дол! В 1960 г. он составил всего лишь около 2800 долл. (49)[18]

Я не вижу оснований полагать, что будущие поколения станут завидовать банковским счетам и финансовому положению замороженных. Живые приступят к накоплению позднее [уже замороженных], но смогут откладывать часть более высоких доходов, так что даже без законов о дискриминации или конфискации имущества замороженных, в финансовом отношении живые не окажутся в положении граждан второго класса.

Людей в морозильных камерах также смогут защитить преданность членов их семей и традиции, по которым каждый в свою очередь (до того поколения, которое добьется бессмертия) окажется замороженным и беспомощным, полностью зависящим от доброй воли и законопослушания своих наследников.

Следует также помнить, что довольно скоро появится возможность приостановки жизнедеятельности. Отдельные люди выберут холодный сон еще до прихода старости и, поэтому, смогут принять меры для периодического оживления, чтобы посмотреть, как идут дела, и проследить за подрастающим поколением.

Непросто предсказать юридические и социальные последствия таких визитов прадедушки. Кому-то станет плохо при одной мысли о том, что подобный, так сказать, зомби будет вылезать из своего склепа с заиндевевшей бородой каждые несколько лет, чтобы бросить тусклый взгляд на семью и возможно, проголосовать своими акциями на выборах директоров в огромной корпорации. Но человек ко всему привыкает, и вполне можно предположить, что конечным результатом станет благотворное влияние традиции постоянства и устойчивости в семье и обществе, усиленное чувство единства всего человечества и твердое понимание нашей неограниченной ответственности друг за друга.

 

Международные отношения

Пока, в основном, говорилось о перспективах бессмертия с точки зрения Соединенных Штатов, Европы и других богатых и развитых регионов и очень мало о том, какое влияние это окажет на другие страны. Как перспектива бессмертия повлияет на внутреннюю и внешнюю политику развивающихся стран? Или коммунистов? На данном этапе, вряд ли можно предсказать, как на самом деле будут развиваться события, но можно сказать о том, что может произойти и что должно произойти.

Первая реакция лидеров отсталых или тоталитарных государств может быть негативной, поскольку программа заморозки ляжет тяжелым бременем на и так слабую экономику и может ослабить дисциплину масс, подменив квази-религиозные идеалы мнимых революционеров материалистическими целями. Чтобы прояснить эту проблему, стоит сделать несколько замечаний о сущности «развивающихся» стран и «коммунистических» государств, проясняющих общеизвестные, но не всегда хорошо понимаемые факты.

С экономической точки зрения, подобные государства обычно представляют собой социально-ориентированный государственный капитализм и в этом аспекте мало отличаются от некоторых западных стран. Политически они обычно представляют собой пришедшую к власти бюрократию или, если использовать более старый термин, означающий почти то же самое, олигархию, и не являются чем-то новым, мало отличаясь от многих развитых правых стран. Даже свойственный им тоталитаризм, выражающийся в примате государства над личностью, мало отличается от некоторых государств прошлого и сегодняшних правых государств. В случае развивающихся стран, движущей силой является обычно расизм, национал-патриотизм или шовинизм, разбавленный туманными идеалами. В случае с красными добавились некоторые объединяющие мистические элементы, основанные на «откровениях пророков» — Маркса и Ленина. С точки зрения лидеров этих государств целью может быть личное и национальное возвеличивание, а «идеология» может быть лишь инструментом, с помощью которого от народа добиваются послушания и самопожертвования.

Смысл слов имеет забавное свойство меняться, и, хотя принято считать нас[19] идеалистами, а красных материалистами, на самом деле, обратное более похоже на правду. Мы уже созрели для материализма, означающего потребность в свободе и достатке для себя, а не для каких-то далеких потомков, в том смысле, что мы пытаемся все время помнить, что государство — это лишь инструмент народа, только средство, ведущее к цели. Красные же, с другой стороны, ребячливые идеалисты до такой степени, что они готовы пожертвовать собой ради лозунгов и склонны к мистицизму, наделяя свое государство и идеологию изначально присущими им ценностью и неизменным смыслом. На самом деле, не красные обычно являются безбожниками, а мы: мы можем признавать власть Иеговы, но редко спрашиваем его совета в практических делах, тогда как они с гораздо больше почитают своего «бога в спецовке» через его пророков, Маркса и Ленина, обращаясь к ним за советом в повседневных делах. Советские рабочие так благочестивы, что даже принесли свое право на забастовки на жертвенный алтарь марксизма-ленинизма.

Отсюда возникает серьезная опасность. Многие руководители восточных и южных стран могут решить, что программа заморозки угрожает самим основам их режимов. Те самые люди, которые гордятся званием «революционера», на самом деле часто не обладают достаточной интеллектуальной гибкостью и приспособляемостью, и для них может оказаться чересчур трудным переориентироваться. Яростное негодование и зависть могут вызвать сложности и даже привести к обострениям в международных отношениях на начальном этапе. Но существуют и благоприятные факторы.

Коммунисты, и даже их лидеры, на самом деле, не демоны, а люди, такие же, как и мы с вами, борющиеся за жизнь в очень сложном и загадочном мире и пытающиеся в нем разобраться. Отчаянье рождает фанатиков, но надежда — на личном, практическом уровне — может стать ключом к сотрудничеству.

Националистические и левые лидеры могут пошуметь некоторое время, как шершни в бутылке, но они постепенно успокоятся, осознав две вещи. Во-первых, они захотят добиться бессмертия для себя и своих родных. Во-вторых, все проблемы выглядят совершенно по-другому в долгосрочной перспективе. Когда будущее расширяется, прошлое сжимается; былые обиды теряют свою остроту, а вендетты свою притягательность. Слова песни приобретают очевидный смысл, а именно, пренебречь негативным и выделить позитивное.

Потребуется множество компромиссов и временных решений, для того, чтобы наскрести рупии, песо и т. д. Какое-то время многим странам придется соблюдать строгую экономию при заморозке. Возможно, тела будут храниться в ямах, теплоизолированные соломой и охлаждаемые сухим льдом. Возможно даже, что после заморозки сухим льдом они будут перевезены в Сибирь для хранения в вечной мерзлоте, если окажется, что при такой температуре их состояние будет меняться незначительно, и что издержки хранения будут снижены достаточно, чтобы оправдать перевозку. С точки зрения гражданского правопорядка, сначала будет не очень важно, насколько тщательно сохраняются тела, если только сохраняется надежда. Требования возрастут со временем и с повышением информированности, но с другой стороны, можно надеяться, что возрастут доступные ресурсы и масштабы сотрудничества. В частности, эти потрясения могут привести к резкому усилению контроля над рождаемостью. Можно даже полагать, что скоро бедные страны станут предпочитать криобиологическую помощь военной помощи. Опасностей достаточно, но есть также достаточно оснований для оптимизма.

 

[1] Это означает, что половина семей имела доход выше 5050 долл., а другая половина ниже.

[2] Готтентоты  — народ в Намибии, Ботсване и ЮАР, коренное население Южной Африки.

[3] Это предсказание воплотилось в современных процессорах с тактовой частотой 1ГГц, а скорость переключения новейшего транзистора от IBM составляет уже 210 ГГц.

[4] На самом деле, вообще только складывать.

[5] Нельзя пройти мимо того факта, что за 40 лет после написания этой книги ученые из IBM создали Deep Blue — компьютер, который смог обыграть в шахматы чемпиона мира среди людей.

[6] Разумеется, эти прогнозы пока не оправдались и не могли оправдаться, в том числе, по причинам, о которых Эттинджер говорит ниже.

[7] Действительно, при разработке каждого следующего поколения компьютеров компьютерный дизайн использовался во все большей степени.

[8] С 1958 по 2002 средние темпы роста реальных доходов в США составили около 1,75 %. Если предположить, что в будущем темпы роста не изменятся, то среднедушевой доход в 8 млн. долл. будет достигнут примерно в 2390 году.

[9] Предсказания о дешевой атомной энергии полностью до сих пор не оправдались. Тем не менее, экономическая выгода привела к тому, что в странах Европы сейчас более 40 % электроэнергии вырабатывается на АЭС. Большой прогресс достигнут в области термоядерного синтеза. По различным оценкам, коммерчески выгодное производство термоядерной энергии станет возможным в 2020–2040 гг.

[10] В июле 2001 года население США составило 278 миллионов человек. В конце XX века в США и других развитых странах значительно снизилась рождаемость среди обеспеченного населения.

[11] В 1975 году население Китая составило 924,2 миллиона человек.

[12] В 2001 году население Индии составило 1030 миллионов человек. Рождаемость составила 24 рождения на 1000 человек.

[13] В 2000 году население земного шара составило 6228 миллионов человек.

[14] В своих прогнозах автор допускает несколько ошибок. Первая из них — это недооценка возможностей контрацепции. До конца 60-х годов в США контрацепции в некоторых штатах оставалась под запретом. Более поздний опыт показывает, что рождаемость может быть достаточно низкой, и, более того, повышение уровня жизни снижает рождаемость. В Швеции сегодня годовой прирост населения составляет 0,02 %, а если бы не иммигранты, то население бы сокращалось. Когда бессмертие станет реальностью, исчезнет всякая потребность в воспроизводстве, и можно ожидать, что постепенно исчезнет и само воспроизводство. Вторая ошибка — это сама возможность неограниченного роста населения. Простые расчеты показывают, что годовой прирост населения в 1 % (общемировые темпы роста населения сейчас составляют около 2 %) приводит к удвоению населения за 70 лет, увеличению в 1000 раз примерно за 700 лет и увеличению в миллиард раз всего за 2100 лет. Если продолжить эту последовательность рассуждений, станет ясно, что рост населения довольно скоро придется прекратить.

[15] В 1998 году средняя стоимость похорон в США составила 5020 долл.

[16] Истощение мировых запасов гелия привело к росту цен на него. В 2000 году средняя цена жидкого гелия составила около 400 долл. за 100 литров.

[17] Эффект Пельтье используется для создания охлаждающих и обогревающих полупроводниковых приборов.

[18] В 1970–1980-е гг. среднегодовой рост производительности труда в США составлял 1,1–1,4 %. В первой половине 1990-х гг. он составил 2,2 %. Во второй половине 1990-х гг. среднегодовой рост достиг 3–4%, но снизился в результате рецессии до приблизительно 2,4 % в 2001 г.

[19] США.

Поделиться